danilovivushkin (danilovivushkin) wrote,
danilovivushkin
danilovivushkin

Categories:

ЮМОРИСТИЧ. РАССКАЗ ДАНИЛОВА-ИВУШКИНА "МАШЕНЬКА"

1325188015_x_88d52d6fВы, наверное, сильно удивитесь, если я вам скажу, что самое сложное в наш век это быть директором фабрики. Только не обычной фабрики, а фабрики игру­шек. Поверьте это чрезвычайно сложно.

Вот буквально, вчера ко мне в кабинет ворвалась одна дамочка.

Объясните мне, наконец! Чем вы здесь занимае­тесь?

Стараясь быть внешне спокойным, говорю:

Как чем? Делаем для детишек игрушки.

На что дамочка как захохочет мне в лицо! Невы­держанная такая. Но по всему видно состоятельная, потому как слева у нее золотой зуб сверкал, справатоже что-то светилось, а на пальцах кольца так и пе­реливались. Вот и гадай как с ней разговаривать? Чья она жена? Мясника или какого-нибудь генерального директора?

Значит, говорите, игрушки делаете!.. И, вот, эту Машеньку вы тоже считаете игрушкой?

С этими словами дамочка достала из сумочки куклу и швырнула ее ко мне на стол. Швырнула, а кукла в ответ как зарычит! Нет, нет, я не оговорился. Ну в точности, как тигр зарычала.

Не скрою за время моей работы здесь я всего насмотрелся. Но чтобы кукла издавала такие звуки, да­же я такого еще не видывал. Хотя игрушечного тигра мы тоже делаем.

А дамочка как увидела, что я испугался, так стала вопить пуще прежнего.

А-а, струхнули! То-то!.. Каково же моей дочур­ке? А? Каково ей? Она, бедняжка, теперь от этой Ма­шеньки, как от чумы, шарахается.

Взяв себя в руки, я с невозмутимым видом попра­вил на себе галстук.

Ну, почему, говорю, вы считаете, что я испугался? Даже нисколечко. К тому же, не пони­маю что вам не нравится? У этой Машеньки даже очень милый голосок! У нее в настоящее время пере­ходный возраст наступил. Мутация идет... Так что, зря вы так. Тем более сейчас, если вы в курсе дела, в мо­де жестокость, уродство, насилие, секс.

Дамочка в ужасе закрыла лицо руками.

Боже мой! Да о каком сексе вы говорите?! Моей дочурке всего три года! А еще директор называ­ется!.. Она у меня от этого рычания уже заикаться на­чала.

Но меня не так-то просто прихватить.

Это потому, говорю, что вы предваритель­но не ознакомились с инструкцией. Запомните раз и навсегда игрушку, которую ребенок еще в жизни не видел, сразу целиком никогда не показывают. Сначала один глаз надо показать, потом другой, потом носик и так далее. А вы сразу у-уп... Ну и, конечно, какой ребенок это выдержит. Эх, мамаши!

Дамочка была сама не своя.

Что мамаши? Неужели вы действительно не по­нимаете какую куклу сделали?! Она у вас, к тому же, должна быть ходячей! Не так ли?

Я с гордостью посмотрел на дамочку.

Безусловно, говорю. Это наша новинка. За рубежом в этом направлении тоже добились кой-ка­ких результатов, но им до нас еще прыгать и прыгать. У них куклы пока только на карачках передвигаются. А у нас во весь рост.

Вся красная, как полевой мак, дамочка достала из сумочки огромный ключ, похожий на ключ старинного города и дрожащими руками вставила его в затылок Машеньке. Под косичку. Несколько раз его там повер­нула, потом поставила куклу на пол и злорадно хмык­нула. Мол, сейчас еще не то увидите.

И действительно увидели. Кукла сказала «Оп-а» и, сильно припадая на правую ногу, стала вышагивать по кабинету. Дамочка уперла руки в бока.

А?! говорит. Каково зрелище-то?! На ро­жу, рожу-то ее посмотрите! Не Машенька, а ханыга прямо-таки от пивного ларька! Ничего не скажешь, что хороша, то хоро-ша. Вы бы еще костыль ей приду­мали... А?.. Во, красавица! Во, дает!

Да, зрелище действительно было неважнецкое.

Ладно, говорю, куклу оставьте. Я завтра разберусь. А вы не расстраивайтесь. Все бывает.

Вытащив платочек, дамочка всхлипнула. Кукла же, хромая, продолжала разгуливать. Потом остановилась и подняла на меня свою самоварную фи­зиономию. Да, ничего не скажешь, взгляд еще тот. Аж мурашки забегали.

Посмотрела кукла на меня, посмотрела, а потом вдруг как закричит:

Ну что, браток, выпьем?

Причем прокричала не женским, а эдаким мужиц­ким голосом. Ну и дела!

Тут же в воздухе повис звон стаканов и вслед за этим раздалось смачное покряхтыванье.

А теперь, кричит, закусим. На, держи чес­ночину.

Послышался сочный хруст, и вскоре кукла что-то за­мурлыкала.

Развернув ухо, я стал вслушиваться. Так... так...

Ага, говорю, все ясно. Я узнал, чей это голос... Во мерзавцы! Сами себя записали на магнито­фонную ленту. Ну я дам им завтра шороха.

Но дамочка уже не слушала меня. Видимо, дома она еще до такой записи не дошла и ей сейчас от все­го этого стало дурно. С воплем опустилась в кресло и стала зачем-то дергать плечом. Будто хотела исполнить «цыганочку», а ей не давали и удерживали.

А кукла тем временем с пьяного мурлыканья пере­шла на полный голос. Стала петь что-то про ямщиков, которые не то пригнали, не то угнали каких-то лошадей.

Во, черт! И не выключишь, пока завод не кончится!

Наконец, пение прекратилось, и кукла уставилась на меня своим тяжелым, немигающим взглядом.

Т...ты, говорит, меня ув...ува-жаешь?

Вслед за этим раздалось пьяное чмоканье, и второй голос стал жаловаться, что у него в последнее время сильно спина чешется. На что первый голос предложил выпить по этому поводу.

И снова раздалось пение.

Эх, на сто-ле лежит по-кой-ник,

Тус-кло све-чи го-рят.

Это был убит раз-бой-ник,

За не-го отом-стят.

В этом месте завод кончился, и Машка замертво повалилась мне под ноги


(Публикацию подготовила пиар-менеджер Наталия.Книги Данилова-Ивушкина можно приобрести regnum-book.ru)

                                                                                                      переход на сайт писателя                                                                            

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments